Американские эксперты выясняли, из чего складывается

Американские эксперты выясняли, из чего складывается

Почему в России такие дорогие телефоны

Американская аналитическая компания iSuppl известна тем, что периодически разбирает по косточкам популярные смартфоны и выясняет, сколько они стоят на самом деле. Правда, оценки эти учитывают лишь стоимость компонентов, из которых состоят телефоны, затраты на логистику, исследования и маркетинг остаются за пределами внимания экспертов.

В ходе последнего исследования выяснилось, что самый дорогой из продаваемых сегодня на рынке США коммуникатор Motorola Droid с QWERTY-клавиатурой.

Компоненты, из которых он собран, стоят суммарно $179,11. Еще в $8,64 обходится заводская сборка телефона. Итоговая сумма $187,85. Самое дорогое, что есть в Droid, его слот для установки флэш-памяти типа NAND: он стоит $35. 3,7-дюймовый дисплей устройства с разрешением 854х480 пикселей стоит всего $17,75. Сенсорная оболочка, которая делает экран коммуникатора чувствительным к нажатиям, $17,50. 5-мегапиксельный сенсор фотокамеры стоит (при оптовых закупках производителем) лишь $14,25, процессор от Texas Instruments $12,90, а приемник/передатчик Bluetooth/WLAN/FM $6,50. При этом в США Motorola Droid продается за $199 при условии заключения двухлетнего контракта с оператором. Без контракта девайс не продается вообще.

Что касается других популярных смартфонов, их себестоимость в производстве еще ниже.

Так, например, представленный 5 января смартфон Google Nexuis One, который, как и Droid, работает на платформе Android, однако распространяется непосредственно интернет-компанией, стоит, если оценить его компоненты, $174. В интернет-магазине Google смартфон продается за $529, а у оператора T-Mobile, при заключении двухлетнего контракта, за $179. Из чего же состоит первый телефон от Google? Процессор Qualcomm Snapdragon с тактовой частотой 1 ГГц стоит $30,50. Следующий по дороговизне компонент 3,7-дюймовый WVGA-дисплей AMOLED от Samsung за $23,50. Кроме того, из дорогого в Nexus One есть слот для NAND-памяти стоимостью в $20,40, 5-мегапиксельная камера с автофокусом ($12,50), модуль Bluetooth / Wi-Fi от Broadcom ($8,20), карта MicroSD на 4 ГБ ($8,50), аккумулятор 1400 мА/ч и 3,5 В ($5,25).

Коммуникатор Apple iPhone 3GS, поступивший в продажу еще летом 2009 года, обходится производителю в $178,96 на $5 дороже старого iPhone 3G. Самый дорогой компонент нового iPhone память от Toshiba за $24. Из прочего: чип Bluetooth / Wi-Fi от Broadcom $5,95, экран $19,25, сенсорная оболочка $16. Продается он только с контрактом оператора за $199, как и Motorola Droid.

Как происходит ценообразование телефона дальше?

Независимый аналитик рынка мобильных устройств Михаил Фадеев рассказывает, что в США стоимость логистики (т. е. доставки коммуникатора с завода-производителя к пункту розничных продаж) составляет 35% от его цены. Еще 56% маржа дистрибьютора. Еще 3% налог на продажи в США и 20% наценка розничного продавца. Цена продажи за вычетом всех этих расходов и есть прибыль производителя, получаемая с каждого проданного аппарата.

В России же ситуация несколько иная. У нас 26% от стоимости аппарата составляют расходы на его доставку к точке продажи.

Маржа дистрибьютора составляет около 1020%, а ритейлер накручивает еще 2830%. Вот и получается, что одни и те же устройства, при фактически одной и той же прибыли производителя, стоят у нас и у них по-разному, говорит Михаил Фадеев.

Однако эксперт аналитической группы SmartMarketing Светлана Завьялова называет большие цены на телефоны в России оправданными. Причина накладные расходы на импорт, риски и прочие скучные детали трейдерского бизнеса.

Будет ли в будущем разница в ценах на телефоны на Западе и в России снижаться? Это зависит почти исключительно от макроэкономических и политических тенденций. Это слабо прогнозируемо, говорит Завьялова.

Отдельный вопрос, будут ли в России операторы сотовой связи субсидировать смартфоны и коммуникаторы, привязывая при этом покупателя многомесячным контрактом так, как это повсеместно происходит в странах Запада?

В России вряд ли будет успешна схема покупаю телефон у (название оператора). В США она развилась и стала основной исторически. У нас, также исторически, сложилась иная система покупаю телефон и подключаюсь, к кому хочу. Преодолеть эту инерцию не удалось и в жирные нефтяные годы, и во времена расцвета потребительского кредитования, а уж сейчас , рассуждает Светлана Завьялова.

Михаил Фадеев считает, что удешевление телефонов в России будет возможно только после того, как в стране подешевеют кредиты, упростится система налогообложения и бизнес станет менее рискованным (бизнес в России более нестабилен и хуже защищен от разного рода внешних воздействий), а также сами бизнесмены начнут работать более эффективно. В России даже лидирующие компании проигрывают в эффективности бизнеса своим западным коллегам. Тут нам до них еще расти и расти, говорит эксперт.

И все же, по мнению Фадеева, в будущем разница между ценами на гаджеты в США и в России будет нивелироваться.

Но не кардинально, предостерегает он. Можно увеличить эффективность бизнеса, оптимизировать его, снизить затраты. Но риски изменения курса доллара для импортеров никто не отменял. Высокие кредитные ставки тоже фактор внешний, бизнес на него повлиять не способен. Тут, скорее, все зависит от общеэкономической ситуации, говорит аналитик, соглашаясь в этом с Завьяловой из SmartMarketing.

Что касается возможности субсидирования устройств сотовыми операторами, то здесь тоже не все просто, отмечает Фадеев. Путь к этой схеме будет долгим и трудным, потребует определенных технологических и значительных финансовых инвестиций со стороны оператора. Необходима перестройка сознания массового потребителя, который привык покупать телефон отдельно, а контракт отдельно. Помимо этого рынок должен выйти на насыщение не только по продаваемым симкам (это уже произошло: операторская база практически не растет), но и по услугам: должны быть повсеместно развернуты сети 3G и основные востребованные сервисы, эти сети использующие. Когда рынок услуг будет насыщен, тогда операторам не останется ничего другого, как в борьбе за привязанного потребителя идти на крайние меры, такие как субсидирование устройств, резюмирует эксперт.