Не звони мне, я молюсь в московских храмах будут «глушить»

Не звони мне, я молюсь в московских храмах будут «глушить»

Не звони мне, я молюсь: в московских храмах будут «глушить» сотовые телефоны

01.03.12, 13:58

Протоиерей Владимир Вигилянский, глава пресс-службы Патриарха Москвского и всея Руси, приветствует ограничение мобильной связи в храмах во время богослужений. «Мы с Богом общаемся не по мобильному телефону. Телефонные звонки в храме нарушают сакральное пространство молитвы» — убежден он.

Как сообщает газета Коммерсантъ в ближайшем будущем в православных храмах могут ограничить звонки по сотовым телефонам. Законопроект Об использовании полос радиочастот для блокираторов сигнала подвижной связи, способный легализовать необходимые для этого технологии уже рассматривался на ближайшем заседании Государственной комиссии по радиочастотам. Перечень таких мест, где телефоны будут «глушить» не ограничивается только храмами, это и театры, и учебные заведения. Зачем вводить в храме принудительное ограничение связи для всех молящихся мы спросили у Руководителя пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси протоиерея Владимира Вигилянского:

«Это не ограничение свободы, а некий общественный договор. – Говорит отец Владимир. — Когда вы садитесь в самолет и у вас отключают телефон, и нет связи с внешним миром, можно считать что нарушили ваши права? Вы когда-нибудь слышали, чтобы звонили частные телефоны во время встречи президентов двух стран? Человек, придя на спектакль, на встречу многих людей с искусством, не должен ограничивать свободу этих людей своим звонком. Человек идет на какие-то жертвы, чтобы не ограничивать свободу других людей. Я семь лет являюсь руководителем пресслужбы Патриарха, я семь лет организовываю важные встречи, и одна из моих постоянных задач, говорить людям: пожалуйста, выключите свои мобильные телефоны. Никто из этих людей конечно не возмущается по поводу того, что ограничивается их свобода». Он объяснил: «В приличном обществе решаются вопросы демократии не в пользу частного человека, а в пользу большинства. Пример, который лежит на поверхности это запрет курения в общественных местах. Человек хочет покурить. Запрет ограничит его свободу? Да. Но это ограничение для того, чтобы не ограничивать свободу остальных. Такие табу отличают приличное общество от неприличного. Если мы будем отстаивать право на бесчиние, то следующий шаг это отстаивать право на бесчестие. Тогда мы будем иметь то общество в котором мы и сейчас живем, в котором бесчиние и бесчестие главенствуют над общественными интересами.

Есть общественные договоренности, связанные с некими действиями, например с приходом на некое «мероприятие». Например, если ученики пришли в класс и все хотят получить знания, в этом случае частные проявления свободы тоже ограничены. Если кто-то из учеников вдруг закукарекает, это помешает всем. Приход на такое «мероприятие» равносильно подписанию такого договора об ограничении свободы. Тоже самое и в храме во время молитвы, если телефонный звонок мешает всем во время молитвы, то человек должен пойти на определенную жертву. Неприлично приходить в храм и нарушать сакральное пространство молитвы. Мы с Богом общаемся не по мобильному телефону. И так связь человека с Богом в сакральном пространстве храма устанавливается очень тяжело, а если еще и неожиданно во время пения Херувимской зазвучит гимн Советского Союза, то многие люди соблазнятся. Это существенным образом ограничит их свободу и нарушит их связь с Богом».

Подготовила Ирина СЕЧИНА