Посредник между мирами Северный рабочий Северодвинск

Посредник между мирами Северный рабочий Северодвинск

Каждый день жизнь глухих проживает переводчик с языка жестов Жанна Аверинская

Универсальный язык жеста

— Жанна, как вы оказались в такой необычной профессии?

— Выросла в семье глухих родителей, поэтому попасть в эту сферу было несложно. В этом году будет 14 лет, как работаю сурдопереводчиком общества глухих. А точнее — переводчиком жестового языка.

— А с родителями вы как в детстве общались?

— Не помню. Я родилась в г. Печора, все выходные проводила в деревне у бабушки и дедушки, которые разговаривали больше на коми-языке — он и стал для меня первым. А родители знали жестовый русский. Они не понимали, что я им говорю, даже по артикуляции. Русский я выучила только перед школой.

— Мне трудно себе представить: рождается в семье ребёнок, а родители не могут с ним общаться, передавать знания

— Родители учили меня элементарным жестам. Во многом помогали дяди-тёти — информацию я получала больше от них. А потом была школа.

— Вы по жизни многому учились сами?

— В основном да. Переоценивала ситуации, до всего доходила своим умом. Трудностей было много. Теперь я стала смелее!

— У вас двое детей. Не боялись, что они могут родиться глухими?

— Нет, у родителей это приобретённое. Боялась только сомнений со стороны родственников мужа. Однажды зашёл разговор. Объяснила: почитайте литературу. Дети у нас будут нормальные. У всех моих братьев-сестёр они слышащие.

Жанна Аверинская: «Мир глухих — особенный, своеобразный. Не каждый может в него попасть. В нём своя бурная жизнь, свои правила и отношение к вещам. Попадёшь в него — не поймёшь сразу. Мне, выросшей в семье глухих, и то было непросто».

Фото из архива Cеверодвинского отделения общества глухих

Блютуз* вам и не снился

— Сколько сегодня жестов в вашем лексиконе?

— Не считала. Когда поступила на работу и поехала в Петербург на двухмесячные курсы при Ленинградском восстановительном центре ВОГ (сейчас он называется Межрегиональным центром Минтруда России), поняла: я, дочь глухих родителей, жестов практически не знаю. Их так много, и мне их объясняли на бытовом уровне. Переучиваться было непросто.

— Если аналогию с языками провести, с каким можно сравнить жестовый? С китайским?

— Я не знаю китайского языка, но жестовый очень сложный. Одно слово можно несколькими способами показать. Но важно правильно передать его смысл, а не просто перевести. Например, слово «пшеница» мы покажем как «хлеб», «колышется», «поле» и добавим «жёлтое».

— А как объяснить не слышащему от рождения человеку, что такое интернет, блютуз, вай фай?

— У них сначала появился интернет, а потом уже жест. Они далеко шагают в этом плане, — улыбается Жанна. — Мы показываем компьютер, объясняем значение слова, информация расходится среди глухих. Некоторые понятия (например, «вай фай») дактилируем.

— Много таких слов, которые сложно объяснить?

— Очень. Поэтому, когда переписываюсь с ними эсэмэсками, стараюсь писать очень просто.

Пересчитать по пальцам

— Насколько редкая это профессия — сурдопереводчик?

— У нас в городе всего два сурдопереводчика — я и Георгина Сергеевна Назарова, работающая на Севмаше. Валентина Кирилловна Рубчикова уже давно на пенсии. А в Архангельской области сурдопереводчиков можно по пальцам пересчитать.

— Куда и как часто вас привлекают?

— Для глухого человека почти нигде не создано условий. Если он пошёл в поликлинику и получил от врача информацию, недостаточную для него (много ли на бумажке напишешь?), с вопросами придёт ко мне. Поэтому стараемся ходить на приём вместе с человеком. Даже к урологу. А что делать? Родственники не всегда могут присутствовать.

— Бывают случаи, когда вы понимаете людей без жестов, на подсознании?

— Моих северодвинских — да. Они настолько уже родные: у каждого свои жесты, мировоззрение, эмоции. И информацию они воспринимают по-разному. Приходится жить жизнью каждого.

Приходят из любопытства

— Много у нас глухих и слабослышащих людей?

— На учёте в организации 165 человек. Статистику города нам никто не даёт.

— Развита ли в таких семьях культура жестового общения?

— Не у всех. Бывает, родители глухие, а дети даже не умеют с ними общаться. Или не хотят. Я себя помню, стеснялась с мамой на улице разговаривать. Времена изменились: сейчас я горжусь, что владею жестовым языком и могу на нём общаться.

— А слышащих людей ему обучаете?

— Да. Последние курсы закончились в декабре.

— И много желающих?

— В апреле было две группы по десять человек. Одну, к сожалению, не смогла подготовить из-за финансовых возможностей. Были регистраторы поликлиник: кто-то приходит из интереса, а кто-то сталкивается с глухими. Если они будут помнить хоть какие-то жесты и смогут помочь глухому в какой-то ситуации — уже хорошо.

— Курсы будут продолжаться?

— Конечно. Хотелось бы и некоторых терапевтов жестам обучить, МЧС, полицию, инспекторов ДПС.

Таинство с переводом

— Как появилась идея проводить церковные таинства с сурдопереводом? Это шло от самих глухих?

— Нет, у Сергея Зверева был проект, он предложил нам съездить на экскурсию. Побывали в Сие и поняли: православных жестов мы не знаем. Так появилась идея пройти обучающие курсы в Нижнем Новгороде, где есть община глухих, участвующая в молебнах.

— Верю, что можно объяснить то, что доступно потрогать или увидеть, — та же просфора. А как быть с отвлечёнными понятиями религиозного характера?

— Мы объясняем их, добавляя другие жесты. Например, «благословен» — это «хорошо» и «славить». Они теперь знают, что Христос — это вот так (средними пальцами по очереди касается ладоней противоположных рук — распятый). Мы проводим беседу с ними перед каждым молебном, объясняем слова. Артикуляцией произносим, на жестах расшифровываем.

— Это, наверное, самый сложный раздел в вашей практике?

— Конечно. Православный язык сам по себе непростой. Я могу передать слова по-своему, но нельзя исказить их смысл. Тут мне помогают отец Валерий Суворов и миссионер Кирилл Кочнев из Воскресенского храма на Яграх.

— У глухих много вопросов к Богу?

— Много, но ни от кого из них не слышала: «Ну почему я родился таким?». В церковь мы стараемся привлечь потому, что многие ушли в секту. Свидетели Иеговы хорошо владеют жестовым языком и ходят по домам. А глухие очень доверчивы: вера, бог — пойду. Мы начали с экскурсий по храмам малого Золотого кольца. И те, кто был скептиком и ездил просто посмотреть, изменили своё мнение. Они поняли, что вера им нужна.

Анекдоты — вещь на любителя

— Через вас когда-нибудь объяснялись в любви?

— Тут они без меня обходятся, — улыбается Жанна. — Чаще приходится мирить супругов, когда распадается семья, работать психологом. Тяжело, особенно сложные конфликты между родителями и подростками.

— А какие-то курьёзы в вашей практике были?

— Когда я только пришла сюда на работу, захотелось потравить анекдоты. Я человек весёлый: думаю, поделюсь. И представляете, какой шок испытала, когда рассказала анекдот! На мероприятии со сцены. Тишина. И серьёзные лица. Второй раз рассказала: не смешно. Потом мне объяснили: у глухих совершенно другое восприятие, и то, что нам кажется смешным, им не смешно. Cейчас они уже сами рассказывают анекдоты, даже на видео в интернете. Я уже в этот процесс не вмешиваюсь.

— С анекдотами ещё куда ни шло. Но как человека, который никогда не слышал ни речи, ни музыки, можно обучить жестовому пению?

— С абсолютно глухим руку кладём на колонку магнитофона, чтобы ритм чувствовал. Объясняешь, как дирижёр: здесь ты должна сильнее, мощнее работать жестами, здесь слабее, эмоций поменьше. Буквально раскладываем мелодии на ноты. Нужно спеть так, чтобы глухой зритель понял, о чём ты поёшь. А если исполнитель ещё включает эмоции, то зрители будут плакать.

Спасибо, что ты есть на свете

— Сложно работать сурдопереводчиком?

— Сложно. И психологически, и физически. Где-то читала, что эта профессия даже тяжелее, чем у рабочего на производстве. За границей они по 15 минут работают, а потом сменяются. У нас так не бывает: не хватает специалистов. Поэтому и лекции, концерты, мероприятия, экскурсии, собрания, публичные слушания, бывает, и по два часа переводим.

— Есть какие-то хобби, занятия, чтобы отвлечься?

— Я живу от лета до лета. Моё хобби — это грибы, лес. Там связи нет. Если случается что-то серьёзное, члены общества обращаются к Георгине Сергеевне. Я их пытаюсь приучать самостоятельно решать многие вопросы.

— Не пожалели ни разу, что всё в жизни так сложилось?

— Нет. Я очень люблю свою работу!

— Благодарят-то часто?

— Благодарят. Был случай. Женщина хотела привести к нам на новогодний праздник свою внучку, а мероприятие не состоялось. Она пишет мне смс, я отвечаю, мол, извини, так получается, не будет в этом году праздника. Она пишет: «Спасибо». Я ей: «За что?». «За то, что ты есть на этом свете».

*Блютуз (bluetooth) — спецификация для ближней беспроводной связи между различными типами устройств (сотовые телефоны, карманные компьютеры и ПК).

Посредник между мирами Северный рабочий Северодвинск