ПРАВО Кассация разъяснила разницу между кражей и находкой

ПРАВО Кассация разъяснила разницу между кражей и находкой

Кассация разъяснила разницу между кражей и находкой

Фото с сайта www.skyscrapercity.com

Верховный суд Удмуртской Республики представил на своем сайте обзор судебной практики по уголовным делам суда за 4-й квартал 2014 года.

В обзоре разбираются вопросы квалификации уголовных дел, назначения наказания и ряд других.

Так, разбирая одно из дел, ВС Удмуртии отмечает, что при совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении либо под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения, а неправомерное присвоение найденного или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность, предусмотренную ст. 227 ГК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка № 5 Первомайского района Ижевска, с учетом апелляционного постановления Первомайского районного суда Ижевска. К. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ (кража).

Как установлено судом, в автомобиле у К. работающего водителем в службе такси, один из клиентов потерял мобильный телефон. Когда клиент обратился в службу такси с вопросом о потерянном телефоне, К. осмотрел автомобиль, но телефон не обнаружил. Через некоторое время К. делая уборку в автомобиле, нашел под сиденьем мобильный телефон, потерянный кем-то из пассажиров. К. обратил найденный телефон в свою собственность, пользуясь и распоряжаясь им по своему усмотрению.

Президиум ВС Удмуртии приговор и апелляционное постановление отменил по следующим основаниям. Согласно статье 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества (кражу) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц, либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. При этом совершение кражи характеризуется умыслом, направленным на незаконное завладение чужим имуществом.

Из установленных судами обеих инстанций обстоятельств дела следует, что сотовый телефон был утрачен собственником без участия К. который лишь обнаружил телефон, причем через значительное время после утраты, и присвоил утерянную вещь, не будучи осведомленным о собственнике телефона, то есть К. не предпринял никаких действий по неправомерному изъятию чужого имущества.

Согласно ст. 227 ГК РФ находка это обнаружение чужой вещи, которая выбыла из владения собственника помимо его воли. Ст. 227 ГК РФ равным образом применима как в тех случаях, когда нашедший вещь знает, кто является её собственником, так и в тех случаях, когда собственник вещи ему неизвестен. Закон обязывает нашедшего вещь уведомить об этом собственника либо лицо, потерявшее её, если они ему известны, либо сообщить о находке в органы полиции или местного самоуправления. Вместе с тем, по действующему законодательству лицо, утратившее находку либо не заявившее о ней, не несет никакой юридической ответственности. В таком случае лицо только утрачивает право на вознаграждение в случае, когда владелец вещи обнаружится и потребует её возвращения.

В результате Президиум отменил состоявшиеся в отношении осужденного судебные решения, а уголовное дело в отношении К. прекратил ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию.

С текстом обзора судебной практики по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики за 4-й квартал 2014 года можно ознакомиться здесь .