Владимир Николаевич Зайцев Сатирикон

Владимир Николаевич Зайцев Сатирикон

Владимир Николаевич Зайцев

в поисках вселенского Дао.

Сам о себе.

Владимир Зайцев, написав на спор первую пьесу Очень бешенным зомби простреливают мозг, вскоре уволился с работы, и поехал гостить к родственникам в Красноярский край, где задержался почти на год. Занимался продажей сотовых телефонов и прочих приблуд.

Написал вторую пьесу Все оттенки голубого.

Потом поехал в славный город Смоленск, где сперва был разнорабочим, а позже устроился монтажником в бригаду, занимающуюся установкой камер видеонаблюдения. Написал третью пьесу и снова уехал.

Сейчас завис на границе между Европой и Азией, где непрерывно рефлексирует в поисках вселенского Дао.

Владимир Зайцев ворвался в драматургию неожиданно: свою первую пьесу-пародию Очень бешеным зомби простреливают мозг написал на спор. И она попала в список пьес, отмеченных ридерами. А уже через год его новую работу Все оттенки голубого отметили на Любимовке, но не одобрили к читке. Однако пьесой заинтересовался Константин Райкин и решил поставить ее на Большой сцене Сатирикона.

— Легко ли было переключиться от пьесы про Очень бешеных зомби на Все оттенки? Ведь зомби вы писали на спор, а здесь, я так понимаю, был иной подход?

— Легко. Между первой пьесой и началом создания второй прошло больше года. Так что, можно сказать, что переключения как такового не было. После относительного успеха зомби стало понятно, что можно писать следующий текст без дополнительной мотивации.

— На написание пьесы Все оттенки голубого вас подтолкнула газетная публикация о молодом человеке, который покончил собой, когда родители отказались от него, узнав о его ориентации. Это действительно так?

— Не совсем так. Да, я прочел в сети письмо того самого подростка, но никакого самоубийства не было. Насколько мне известно, он живет теперь со своим товарищем. В интернете появилось несколько статей и сюжетов на эту тему.

— А до этого публикации на эту тему и разные истории вас не интересовали?

— До этого точно — нет. Реакции были, в основном, стандартные, а эта ситуация абсурднее некуда. Этот абсурд меня и зацепил. Лечить от гомосексуализма ни за что бы не додумался. У реальности с фантазией все в порядке.

— Где вы еще искали материал для пьесы, кроме публикации? Как углублялись в проблему?

— В образ не входил, если вы об этом. Интернет, друзья, знакомые, что-то прочитал, что-то подглядел, что-то из личного опыта общения с такими людьми. Одна знакомая рассказала несколько историй каминг-аутов, которые я потом включил в виде интервью, которые смотрит Мальчик. Вообще, я просто представил, что я вдруг поменял сексуальную ориентацию и попытался разобраться, что подвигло бы меня на этот шаг. Вот так и углублялся.

— Как сами относитесь к мужчинам нетрадиционной ориентации?

— Я не разделяю их взглядов и пристрастий. Хотя, конечно, это дело каждого. Нам потом всем придется отвечать перед собой и перед Господом за свое поведение, свои поступки. Но и убивать другого человека за то, что он не такой, как ты, это неправильно, не по-христиански. А у нас, к сожалению, и такое бывает.

— Как к геям относятся в вашем крае (если не ошибаюсь, вы живете в селе Новое Краснодарского края и работаете животноводом)? Действительно ли в регионах к геям гораздо более нетерпимы и жестоки, чем, например, в столице или крупных городах.

— Нет, я уже не живу в Краснодарском крае. К счастью, у нас большая страна и можно поездить по городам и селам. Как относятся к геям в регионах? Да по-разному относятся. Возможно, немного агрессивнее, но это, скорее всего, потому, что в регионах немногие решаются открыто заявить о своей сексуальной ориентации. Им приходится прятать свою природу, скрывать свое я. Поэтому те, кто в большинстве, думают, что они правы и не терпят инакомыслие. Как-то запутанно выразился.

Конечно, мегаполисы более раскрепощены, в них уровень жизни на порядок выше остальных городов, да и количество таких людей побольше, а в провинции живут люди, которые получают зарплаты от 8000 рублей, у них мало перспектив для карьерного роста, зачастую им даже вечером некуда сходить. Поэтому они сидят на лавочке, попивая пивко, лузгая семки и пытаются самоутвердиться, унижая других. Откуда здесь взяться терпимости?

— Есть ли в вашем городе люди, которые открыто признались в своей ориентации (не только геи, но и лесбиянки)?

— Думаю, в каждом или почти в каждом городе такие люди есть. Я не состою в клубе открыто признавшихся в своей ориентации, поэтому лично с такими персонажами не знаком.

— Существуют ли реальные прототипы, с которых вы писали своих героев: Мальчика, родителей, бабушку, Бесогона, одноклассников, учительницу?

— Про Бесогона, думаю, и так понятно, остальные это, скорее, собирательные образы, вообще не люблю вводить в истории конкретных, тем более, знакомых мне людей. Считаю это неуважительным по отношению к этим людям поступком. Даже в чем-то низким.

— На драматургических конкурсах ваша пьеса понравилась. А как отнеслись к ней люди, не имеющие отношения к литературе и конкурсам? Кроме профессионалов, кто еще читал вашу пьесу?

— Не сказал бы, что на драматургических конкурсах пьеса так уж всем понравилась. Это выражение применительно к 2 конкурсам из 7 или 8, на которые я ее отправлял. Остальные деликатно промолчали. Кроме профессионалов читало не так много людей. Отзывы были неоднозначны. Но так можно сказать о любом произведении на свете, мне кажется. Этим мир и прекрасен, он разнообразен. Вот вам нравится фильм Бердман? А кому-то он не пришелся по вкусу.

— Не боитесь ли вы упреков в пропаганде гомосексуализма или, наоборот, в конъюнктуре: вот, мол, такая тема не могла не привлечь внимание, не могла не понравиться на Любимовке?

— Ой, боюсь, боюсь. Для меня важна история, важно качество текста. Конъюнктура? Вы про закон? Я начал писать ее до принятия закона. После того, как меня заинтересовала история. Когда он был принят, я еще не закончил пьесу и не знал, стоит ли заканчивать. Потом все-таки решил, что нельзя оставлять текст недописанным. Тут я, скорее, заложник ситуации, а не конъюнктурщик.

Пропаганда? Ну, если каждый сомневающийся в выборе или смене ориентации человек увидит, к чему это может привести, и лишний раз подумает, стоит оно того или нет, значит это пьеса о пропаганде. Ни в одной строчке пьесы не написано, что быть геем хорошо. Наоборот, я считаю, что это антипропагандистский текст. А вообще, он о человеческих отношениях, о том, что даже самые близкие люди не способны понять и принять друг друга.

А на Любимовке она была в списке отмеченных текстов, но не одобренных к читке.

-Намеренно оставили такое провокационное название?

— Первое название было еще более провокационным. Решил оставить меньшее из зол.

— Ваш герой несовершеннолетний. Не было ли соблазна во время написания пьесы или после окончания работы сделать героя старше, хотя бы лет 18-ти?

— Тогда бы это была другая история. Тогда бы Мальчик заявил: Я совершеннолетний, и я сам отвечаю за свою судьбу и свои поступки. Дети до совершеннолетия немного заложники своих родителей. А родители немного заложники своих несовершеннолетних детей.

— Как изменилась ваша жизнь после того как пьесу заметили на Любимовке? Может быть, вы поменяли профессию?

— О, да, меня стали узнавать на улицах и приглашать на различные ток-шоу. Шучу. Да никак не изменилась. Город сменил, а жизнь не изменилась. Написал третий текст. Почти на спор.

— Когда писали пьесу, вам в голову приходили какие-то другие варианты развития сюжета, другой финал? Или вы сразу почувствовали ход пьесы?

— Финал практически до самого конца не был мне известен. Третью часть вообще не продумывал заранее. Знал, что Мальчик попадет в клинику, как это было в реальности, и все. И еще решил, что третья часть пьесы должна отличаться от первой и второй, она вообще такая полумистическая, мне кажется. А написалась относительно быстро. Недели за полторы.

Другие финалы не продумывал, считаю, они не уместны. Открытый финал это то, что нужно для этой истории.

— Какой была ваша первая реакция, когда вы узнали, что пьесой заинтересовался Константин Райкин?

— Подумал, что это какой-то розыгрыш. Наверное, так все подумали, когда узнали.

Много ли приходилось спорить, объяснять что-то Райкину как человеку совсем другого поколения? Сразу ли нашли общий язык?

— Вообще не спорили. Удивился, насколько глубоко он прочувствовал пьесу, и как наши взгляды совпали на ее реализацию. Полностью доверяюсь его опыту и интуиции. Общий язык нашли легко. Обаятельнейший человек.

— Предлагал ли Райкин что-то смягчить в пьесе или завуалировать? А то сейчас такое время, когда придраться и запретить что-то могут из-за мелочи.

— Константин Аркадьевич предлагал завуалировать сцену поцелуя. И я с ним абсолютно согласен. Эстетически это не самое приятное зрелище, сам бы не стал на такое смотреть. А больше, вроде бы, и ничего. Еще раз повторю, что я на 200 процентов доверяю его опыту и мастерству, а если что-то нужно обсудить, я с легкостью готов это сделать. Театр искусство коллективное.

Беседу вела Лариса Чернова

Владимир Николаевич Зайцев Сатирикон
Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.

3589ffa8